У нас тут не кричат
Фото: Екатерина Вулих

Фото: Екатерина Вулих

Корреспондент «Русской планеты» побывала в школе-интернате для детей, лишенных слуха

Зданию, в котором сейчас располагается ОГБОУ «Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа № 18 города Рязани», больше века. Построенное в 1912 году, сначала оно было приходским училищем, в 1917 — центром городского самоуправления, в 1942 — штабом летчиков, затем общеобразовательной «семилеткой», школой рабочей молодежи с нарушением слуха. К нему пристраивали крыло спортзала. В 1986 году школе № 18 присвоен статус специальной, с этого времени в ней учатся только неслышащие и слабослышащие дети. В 2006 к основному зданию пристроен корпус для проживания иногородних детей с нарушением слуха. Из-за двух пристроек внутри школы появилось множество коридоров, лестниц и переходов — без провожатого можно заблудиться.

«Мы тут живем в своем мире»

Первое впечатление о коллективе школы: что-то здесь не то. Все обнимаются, издают радостные возгласы, все друг с другом знакомы. Учителя со всеми родителями, все родители со всеми учениками, ребята постарше очень внимательно и как-то даже бережно обращаются с малышами. Особенно с теми, кто пришел в эту школу впервые и останется здесь на 13 лет. Именно на 13 — коррекционная программа включает в себя профобразование.

Директор школы, Анна Евгеньевна Черкасова, пригласила меня на праздничный концерт и пояснила:

– Я не говорю длинные приветственные речи — они не нужны нашим детям. Это даже не торжественная линейка, а просто концерт, который покажут сами школьники. Все увидите. А пока — вот, пожалуйста, со всеми можете общаться.

В коридоре перед актовым залом толпился народ. Пробегали девочки с яркими костюмами в руках, малыши-первоклашки, стесняясь, несли огромные букеты. Родители общались между собой так, словно близкие родственники встретились после длительной разлуки.

– Да ничего удивительного, мы тут живем в своем мире. Наши дети ведь и в одном детском саду учились — в саду для детей с проблемами слуха. Так что знакомы с незапамятных времен, — пояснила Светлана Дмитриевна, мама ученицы 8 класса Ангелины.

Разговорились с Ангелиной. Через пару минут снова возникла мысль: что-то здесь не так. Окружающие почему-то улыбались, глядя на меня.

–Вы не кричите и не жестикулируйте, просто говорите помедленней. Все наши дети, даже абсолютно неслышащие, по губам читают, — ответили на мой удивленный взгляд.

Честно говоря, неприятно было ощутить себя «не такой» даже на время не знающей правил, не владеющей секретами, не умеющей просто разговаривать, не подозревающей, как себя вести. Вот таким был мой первый урок в этой школе.

Ангелина тем временем спокойно и четко рассказала, что очень соскучилась по школьным друзьям, увиделась еще далеко не со всеми. В июне она была на пленэре возле Рязанского кремля (она учится в художественной школе — примеч. авт.), в июле — гостила в деревне, а в августе работала.

– Работала от службы занятости, официально, в эколого-биологическом центре, который на улице Новой. Мне понравилось за растениями ухаживать, друзей там новых нашла. А зарплату пока не тратила, копить буду. Хочу хороший фотоаппарат.

Мама говорит, что глухота дочери врожденная, но не стопроцентная — 4-й степени. Это можно исправить, сделав операцию и вживив имплант, но пока не считают нужным это делать.

– Ангелина не испытывает трудностей ни в общении, ни в учебе, так зачем эта операция? — задает риторический вопрос Светлана Дмитриевна, и мы отправляемся в актовый зал, по дороге радостно поздоровавшись еще с двумя учителями.

Через некоторое время ощущение «что-то здесь не то» проходит. Становится понятно, что эта школа — действительно одна большая семья, со своими традициями, которые вот так, с налета, не изучишь.

Пластика руки, никакого мошенничества

Праздничный концерт в этой школе начался позднее, чем в других рязанских учебных заведениях. Дело в том, что многие ученики — жители районов области, их привезли на «школьное место жительства» только утром. В спальных комнатах еще нет ни уюта, ни беспорядка, которые создаются в процессе постоянного проживания. Дорожные сумки не разобраны, не развешены по шкафам вещи.

Праздник был необычным. Во-первых, зрителям представили по именам всех первоклашек. Те, хоть и смущались, были довольны всеобщим вниманием. Первоклассников в этом году всего 10 человек. Пока они будут учиться в одном классе, примерно в середине октября их распределят по классам, состоящим из 3–5 человек.

С самого начала привлекла внимание сурдопереводчица, которая переводила жестами каждое слово ведущих. Но вскоре ее присутствие перестало казаться чем-то особенным, бросающимся в глаза.

Поразила тишина и сосредоточенность в зале: никто не бегал туда-сюда, не переговаривался, не перебрасывался записками и другими предметами, не толкался, не прятал портфель соседа. Зрители с интересом наблюдали за действиями, происходящими на сцене.

Гвоздем программы оказались танцевальные номера старшеклассников, сопровождаемые жестовым пением. Завораживающее действо, в котором танцевальные па сопровождаются жестами рук; при этом каждое движение имеет свое значение. Это даже не танцы, а целые мини-спектакли. Во время исполнения песен «Синяя птица», «Россия», «Сегодня праздник у девчат» и «Кто ж его знает, чего он моргает», родители, забыв о своих разговорах, снимали выступления кто на телефон, кто на фотоаппарат.

– А я смогу так, когда вырасту? — показала девочка лет 10 маме.

– Конечно, запишешься в школьную студию и научишься, — ответила она так же, жестами.

Перевел этот диалог один из старшеклассников, когда я тихонько тронула парня за рукав и совершила пару «вопросительных», по моему разумению, жестов.

А дальше прозвенел первый звонок. Звенел обыкновенный колокольчик. Как во всех других школах, выпускник Иван посадил на свое плечо первоклассницу Элю, и разнеслась трель по залу и коридорам. Школьники разошлись по классам. И снова тихо, спокойно, культурно.

«Не было бы счастья…»

В 13 классе в суматохе первого учебного дня меня приняли за представителя Министерства образования: дети и родители расселись по местам, классный руководитель Марина Ивановна Ликизюк доверительно сообщила: «Мы готовы, мы вас слушаем». После недолгого препирательства и выяснения недоразумения небольшая компания посмеялась и начала решать, с чего начать.

– Почему вас так мало? Всего пятеро учеников.

– Разве это мало? Это много! У нас в этом году семеро учеников будет, — уточняет Марина Ивановна, родители согласно кивают. — Наши классы такие и есть, по четыре-пять человек. Ведь во время урока я должна донести материал для всех и для каждого в отдельности, потому что плохо слышащим детям нужно чуть больше времени для понимания сказанного. А для улучшения речи мы еще и проговариваем то, что делаем. Представляете, если мне во время урока придется вот так пообщаться с каждым из класса в 20 человек?

Приводит в пример прошлогодний случай: она, преподаватель физики, объясняла детям значение слова «деформация».

– Я и бумагу мяла, и проволоку скручивала — показывала наглядно изменение формы. Еле объяснила. А объяснить нужно каждому; в этой теме будет пробел — и покатится по нарастающей, другие материалы не смогут понять.

А родители, по ее словам, присутствуют в классе потому, что сегодня — день организационный, да и просто день встречи.

– Мариночка Ивановна для наших детей как вторая мама, мы ее все любим. Как видим, что у сына Вани какое-то пасмурное настроение, какая-то проблема, звоним ей — она точно все знает, — пояснила мама, представившаяся просто — Елена. — У нас тут все очень демократично, мы по именам друг друга называем, без официоза.

Сын Ваня в это время увлеченно беседовал жестами с единственной девочкой в классе — Татьяной.

– Если честно, мы рады, что сын попал в эту школу-интернат, — продолжила Елена. — С одной стороны, нельзя так говорить, ведь у сына глухота, с другой… Мы же в деревне живем, под Спасском, где бы наш Ваня еще смог получить такое прекрасное образование? Ведь он в этом году не только школьный аттестат получит, он и диплом о профильном образовании на руки получит, и сможет уже идти работать. Или в высшее учебное заведение поступить. А в деревне что? Да ничего, даже думать об этом не хочется. В общем, как в поговорке — не было бы счастья, да несчастье помогло.

– Кабинет у вас небольшой, уютный. Такие во всей школе?

– И кабинет у нас самый огромный! — Марина Ивановна смеется, вихрем вылетает из кабинета и ведет меня по школьному коридору. — Пойдемте-пойдемте, я вам по-настоящему маленький кабинет покажу.

Действительно, учебная комната младшеклассников совсем небольшая. Четверо малышей сгрудились вокруг учителя, удивленно и доверчиво смотрят то на нее, то на нас.

– Это даже и классом не назовешь, как домашняя комната…

– Так для того все и сделано, — радуется пониманию Марина Ивановна. — Чтоб дети чувствовали себя как дома, не стеснялись, ощущали уют, вели себя раскованней. Ведь им трудно поначалу, особенно тем, кому в интернате приходится жить.

Поясняет, что большинство родителей младшеклассников навещают своих детей по выходным, два раза в месяц. Старшие уже не так скучают, не нуждаются в частых встречах. А через каждые 5 недель дети могут отправиться на 7 дней домой, потому что так построена щадящая образовательная программа. Неделя каникул — пять недель учебных.

Мы снова идем по длинным запутанным коридорам.

– Я вам сейчас расскажу кое-что, пока мы одни, — заговорщицки приступает «вторая мама». — Они хоть и совершеннолетние, но до сих пор дети. Живут у нас по 9 месяцев в своем мирке, почти в замкнутом пространстве. Нет, не думайте, для лучшей адаптации ко внешнему миру мы везде и ходим, и ездим: и в кинотеатр, и по магазинам, и в Москву ездили, и на теплоходе. Но ведь опять же: мы, своей маленькой компанией. Вот и получается, что в 18 лет они ощущают мир как 15-летние. Но в чем-то они абсолютно взрослые, сейчас поймете...

«Домой из школы выпроводить не можем»

– А вы знаете, они у нас теперь все с водительскими правами.Что интересно: все с первого раза экзамен сдали, они ж очень внимательные у нас и ответственные. Во все новое и полезное просто вгрызаются, — с гордостью сообщила мама Елена. — Одному нашему школьнику уже купили машину «Жигули», теперь и у нас просто беда — все машины просят.

Родители улыбаются, говорят, что рановато, но чуть позже обязательно подумают над этим вопросом.

– Дети наши на самом деле особенные. Очень культурные: в кинотеатр приходим, в кафе — после нас ни фантика не остается. Мы так с первого класса приучаем. Внимательные и дотошные в учебе: будут задавать вопросы, пока не поймут. Драк у нас нет, скандалов не бывает. Думаете, это мы для вас такую «сладкую» картинку нарисовали? Нет. Просто… что-то такое природой заложено. Одно природа отнимает, другое дает, — размышляет вслух классная руководительница.

– Давать-то дает, а как реализовывать? — вступает в разговор мама Татьяны Валерия.

Валерия говорит о жестовом пении, которым ее дочь занимается несколько лет. В танце девушка неподражаема — пластична, выразительна. Абсолютная глухота ни разу не подтолкнула ее к совершению ошибки, ни разу Таня не сбилась с такта, не совершила неверного движения.

– Окончит она школу, дальше заниматься негде, придется распрощаться с любимым делом. А ведь наш коллектив и в Москву на фестивали ездил, и в Санкт-Петербург, и даже в Болгарию. И везде занимали первые места или даже брали гран-при. Столько сил было потрачено, вы не представляете. Спонсоров искать приходилось, свои деньги вкладывали — костюмы денег стоят, дорога, да и проживание в других городах. Жаль, что такие таланты пропадут.

Танцевально-песенные номера, как выяснилось, готовят четыре руководителя: Шарипова Лариса Николаевна осуществляет общее руководство, Артюхова Наталья Николаевна следит за правильной постановкой движений через ритм, Демидова Мария Игоревна (выпускница школы №18 — примеч. авт.) — режиссер, постановщик жестов, Кирилленко Людмила Алексеевна следит за органичностью всех движений и музыкального сопровождения.

– Не будем пока загадывать, — предлагает Марина Ивановна. — Вот я вам про лето расскажу: наши ребята летом работали на заводе «Световых технологий», заработали хорошие деньги. Наш «автомобилист» купил новые колеса, маме 20 тысяч отдал, одежду выбирал самостоятельно к новому учебному году. Все остались довольны, особенно родители: их дети начали учиться считать заработанные своим трудом деньги. Ведь сейчас все понимают, что в жизни нужно уметь пробиваться. И нашим детям это понятно.

С одной стороны, по словам Марины Ивановны, они стараются воспитать в детях самостоятельность. С другой — одних в город не отпускают, ходят по всем делам с ними, ведь школа предполагает пребывание ребят до пяти часов вечера.

– Не хотим эксцессов, ведь люди сейчас злые, к сожалению. Дразнят наших, могут обидеть. Да ребята и сами уходить из школы не хотят: тут у них и комната отдыха с игровыми приставками и микроволновкой, и спортзал, и сенсорная комната, и тренажеры замечательные. В общем, родители часто разыскивают своих «городских»: «Мариночка, где там наш сын затерялся, опять забыл, что у него дом есть?». Они же, как домашнее задание под присмотром учителей сделают, свободно могут общаться друг с другом. А дома — что? У наших редко бывают «внешние» компании.

Сами ребята рассказали, что этот год для них будет трудным, потому что класс выпускной, что сегодня они, как старшие, дежурят по всей школе и по столовой, поэтому им пора бежать выполнять свои обязанности. А Марина Ивановна показала мне школу и комнату отдыха, столовую и душевые, спальни и библиотеку.

Может быть, сами стены — не просто старые, а старинные — школы создают ощущение уюта и спокойствия, надежности и защищенности, или улыбающиеся дети.

– Марина Ивановна, как вы впервые пришли в эту школу, чем запомнился день?

– Побаивалась, честно скажу. Но прихожу, здороваюсь, а они мне в ответ улыбаются. Доброжелательно так, открыто. Я им представляюсь — они улыбаются. Вот так и познакомились. В этом году уже десятилетие моей работы в нашей школе. Теперь я ее ни на какую другую не поменяю.

На прощание меня пригласили на новогодний концерт и на выпускной вечер. Рассказали, что к этим праздникам начинают готовиться за 2 месяца — придумывают костюмы, разучивают танцы. Приглашают искренне, не ради публикаций. Потому что в этом особенном мире — мире тишины — рады всем гостям, даже не таким, как сами хозяева.

«Земной рай» Андрея Тарковского Далее в рубрике «Земной рай» Андрея ТарковскогоВ Рязанской области прошли мастер-классы для молодых кинематографистов с участием режиссера Андрея Звягинцева и мультипликатора Юрия Норштейна Читайте в рубрике «Общество» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»