«Недолюбливают люди многодетных»
Фото: Екатерина Вулих

Фото: Екатерина Вулих

Корреспондент «Русской планеты» посетила необычный поселок под Рязанью, где все семьи сплошь многодетные

Разные слухи ходят в народе о коттеджном поселке, появившемся осенью 2012 года у поселка Поляны под Рязанью. Построен мини-городок по инициативе и на средства благотворительного фонда «Ключ». Ажиотажа вокруг этого события не было, организаторы фонда говорят, что хорошие дела не требуют рекламы. Сначала говорили, что некий миллиардер-меценат решил озолотить все многодетные приемные семьи, потом прошел слух, что там обосновалась неизвестная и неприступная секта.

Много солнца и детей

С трассы хорошо видны аккуратные двухэтажные коттеджи желто-белого цвета, но к ним просто так не подобраться: путь перегорожен шлагбаумом. Впрочем, корреспондента «Русской планеты» в «секту» пропустили без проблем: напоили чаем, накормили домашним вареньем. И даже рассказали о «богах», которым «поклоняются» в поселке. То есть, о детях. Но сначала показали свою единственную улицу.

С первого же взгляда стало понятно, что улица Солнечная совсем молодая: еще не потрескавшийся асфальт а по обочине — небольшие, тоненькие деревца, которые даже не отбрасывают тени. Так и стоит поселок посреди чистого поля, одиноко, обособленно.

Но уже за шлагбаумом — жизнь. Звонкая, чумазая, суетная. Ребята всех возрастов в разноцветных майках, с яркими от зеленки коленками и локтями. У каждого крыльца стоят или небрежно валяются велики, игрушечные тракторы и другая детская техника, под специальными навесами припаркованы уже взрослые автомобили. Одни дети без боязни пораниться шлепают босиком по дорожкам, другие гоняют на роликах. Хоккейная коробка пока пустует, дожидаясь зимы. Сейчас свежеотстроенном городке живут 14 приемных многодетных семьей, и места хватает на всех.

Дом семьи Конышевых был заселен одним из первых. Захожу и застаю на кухне только хозяйку и ее мужа — детей, по их словам, в такую погоду с улицы не дозовешься. Получается это только ближе к ночи, чтоб накормить, отмыть и спать уложить.

В просторном доме прохладно, и лишь с кухни идет пар: Светлана Рустамовна пополняет запасы на зиму: «закручивает» соленые огурцов. На большом овальном столе: печенье, яблоки и конфеты, — все в немалом количестве.

Работала дояркой, пришлось стать коммерсантом

Раньше семья Светланы Рустамовны жила в деревне Кадомского района, на границе с Мордовией.

– Дальше нас — только леса и граница области. Я дояркой работала в колхозе до тех пор, пока хозяйство совсем не развалилось, деньги платить перестали. И мне пришлось стать коммерсантом, как сейчас говорят. Какая уж коммерция? Фарцовка, если по-старому, там купил подешевле, тут продал подороже. Сначала даже банку своего молока стеснялась продать, но потом жизнь заставила.

Старшие дети, Дмитрий, Кристина и Олег, выросли в деревне, учиться ездили «за семь верст». Потом родились Юрий и Сергей.

– Видите, одни ребята у меня были, только одна родная дочка — помощница Кристинка. Парни мои всегда по хозяйству помогали, у нас в семье с этим строго. Хозяйство было на мужчинах: в сарае разобраться, сена накосить, скотину накормить — да мало ли в деревне тяжелой работы? Вся тяжелая. А уж мы с дочкой по дому, чтоб всех накормить, обстирать, везде прибрать.

Хозяйка приносит тяжеленный фотоальбом, из которого высыпаются на стол фотографии. Дети, дети, дети, ее саму почти нигде не видно. Пытается показать мне всех и сразу, но снимки требуют тщательного разбора, кто, где и откуда.

– Старшие выросли, мы с мужем решили взять ребенка под опеку. Давно об этом думали, но как-то боялись, вдруг не справимся, вдруг ребенок нас не полюбит. Так получилось, что мы готовились взять одну девочку, но психологи сказали, что этого делать не стоит: ребенок очень любил недавно умершую маму, малышка воспринимает «в штыки» любую чужую женщину. И вот, вместо одной, забрали мы двух девчушек: Анну — она ходила в четвертый класс, и Катерину — только пошла в первый.

– Зачем? Откуда появилось такое желание — взять на воспитание детей?

– Так говорю же: старшие выросли! Самостоятельные стали. И Юрка с Сережкой подрастали. Пусто как-то стало в доме, показалось, что не нужная я никому становлюсь… Еще подумала, что первые дети хорошими людьми выросли, почему бы не взять на воспитание тех, кого жизнь так или иначе обидела?

Вспоминает, что девочки были очень привязаны друг к другу, Аня была для Кати мамой, за стол не садилась, пока не младшая не сядет и не возьмет ложку. А родная мама девочек пила. Вместе с их отцом. И с бабушкой. Дочки ходили голодными, они практически забыли, что такое нормальная еда.

– Катюшка, когда попала к нам, попервоначалу ела один черный хлеб. Суп стоит, второе стоит, а она хлеб жует. Отвыкла от горячего, не понимала, что это за еда такая. Сестра-то успела пожить в нормальной обстановке с трезвыми родителями. Я видела фотографию: девочки были ухоженные, веселые и нарядные. А потом пошло-поехало… Вот, Катюшка до сих пор хлеб черный любит и чай без сахара пьет, потому что в детстве сахара в доме не было никогда.

Девочки появились в семье Конышевых в 2005 году. И через какое-то время Светлана Рустамовна поняла, что Аня постоянно вспоминает папу. По словам хозяйки, сели, поговорили по-взрослому. Приемная мама предупредила, что в родной семье в любом случае их никто не оставит.

– Сначала мы ездили с мужем вдвоем, «на разведку», но никак не могли застать родных родителей — они постоянно пили и гуляли по гостям. Но потом застали, договорились… В общем, когда приехали вместе с девочками, никто нам не обрадовался. У них бутылка на столе стояла, они ждали, когда мы уедем, и можно будет выпить. Анечка плакала, а бабушка сказала: «Вот, благодарите тетю, что она вас кормит и воспитывает». Так мы и уехали. Девочки, я думаю, все поняли.

Светлана Рустамовна без малейшего сожаления говорит, что дети никогда не называли ее «мамой». И даже радуется их здравомыслию, правильному пониманию реальности. Говорит, что дети появились у них не в младенческом возрасте, поэтому помнят родных мам. Но как правило эти воспоминания не радужные.

«Санта-Барбара» Конышевых

В 2012 году объявили конкурс многодетных приемных семей, по результатам которого несколько семей могли заселиться в коттеджный городок. Условий отбора сами конкурсанты не знали.

– Мы просто подали заявку, и все. Когда нам сказали, что мы прошли отбор, дети просто до конца не понимали, какие перемены их ожидают. А вот я прыгала по старому дому и кричала «Ура!».

Говорит, что даже не очень помнит первые дни жизни на улице Солнечной — все как в тумане было, да и забот много. Когда Светлана Рустамовна переехала сюда, у нее было двое своих ребят и четверо приемных: к тому времени в семье появились Максим и Данила. А муж ее к этому времени умер.

– Максим с Данилой росли как близнецы, хоть у них и небольшая разница в возрасте, и из разных семей они. Оба спортом серьезно занимаются, боевыми искусствами — самбо и карате. У Данилы уже две золотых медали, у Максима — шесть.

Медали висят на видном месте, в холле. Грамоты лежат в отдельной папке — гордость всей большой семьи.

Хозяйка говорит, что никаких крупных скандалов в ее семье не происходит. А мелкие ссоры между детьми, как и у всех, возникают по таким мелочам, которых она даже вспомнить не может.

– А когда Юра с Аней поженились…

– Секунду. Какой Юра, с какой Аней? — перебиваю я.

– Так они ж поженились, мой сын Юра и приемная Аня, — Светлана Рустамовна в первый раз с начала нашего разговора от души смеется. — Да, у нас своя «Санта-Барбара». Когда мы взяли сестер, Юра учился в шестом классе, Аня — в четвертом. Росли как брат с сестрой, все открылось, когда сына в армию провожали. Оказалось, любит она его с самого детства. Перезванивались, когда Юра служил, а вернулся — тут и закрутился роман. Так что Анечка теперь официально — член нашей семьи, они ждут уже второго ребенка. Рядом, в Полянах, квартиру снимают.

Уже в новый дом прибыли новые приемные дети — Евгений, Александра и Олег. На момент знакомства со своей будущей большой семьей им было 10, 8 и 3 года соответственно. По словам приемной мамы, эти дети от разных, неизвестных, отцов, а мать — пьющая.

Есть еще и Андрюша, который жил в приемной семье, но, по обоюдному согласию, расстались.

– Как же вы поддерживаете порядок в такой большой семье?

– Так это еще не все дети! — собеседнице, видимо, очень понравилось меня удивлять, и она снова смеется. — Есть еще Каринка. У нее до семи лет никаких документов не было, жила с бабушкой. И Сергей есть, младшенький. В общей сложности, у меня 5 своих детей и 10 приемных.

«Старые грехи не припоминаю»

Секрет воспитания детей Светлана Рустамовна так и не раскрыла. Или нет никакого секрета? Или он настолько неуловим, что никакой специальной методики не проглядывается. Говорит, что в семье все по-простому: девочки занимаются легкой домашней работой, ребята — работой мужской. Гражданский супруг работает, она сама «руководит процессом» и делает то, чего приемные дочери еще не умеют в силу возраста.

– У меня они все познают на наглядных примерах. Это еще со старого дома повелось. Не накормил сын скотину, поленился, — так я пойду, накормлю. Но… не приготовлю ужин. Потому что на это времени не хватило. И говорю потом: «Я за тебя работу твою выполнила, а ужин не успела. Придется тебе попить чайку с хлебушком, так и лечь спать». Можете поверить, что одного такого «урока» хватало навсегда.

Признается, что чаще всего ругает детей из-за невыученных уроков. Видит, что ребенку легко дается алгебра, но задание не выполнил из-за лени, — тогда серьезно ругает. Но, если предмет не поддается «мозговому штурму», выговаривает «для виду». И, по ее словам, старается не оставлять обиды «на потом», не копит их.

– Один раз отругала за конкретное дело, даже шлепнуть могу, да, — и гуляй себе. Ты свое уже получил, свободен. Не муссирую одну и ту же тему, не припоминаю старые грехи.

Говорит, что почти все семьи в городке живут одинаково, громких скандалов не бывает, отцы и матери не выходят «на разборки» из-за своих чад. Еще откровенничает: рада, что многодетных поселили вот в таком отдельном поселке, отдельно от простых семей.

– Потому что… как бы сказать попроще и покультурнее? Недолюбливают люди многодетных. Если единственный ребенок пройдет по деревне грязным, на это никто внимания не обратит. А если из многодетной семьи, обязательно осудят: «Нарожала, а сама за детьми не следит». Если единственный ребенок нашалит, его оправдают, скажут, оступился, бывает. А вдруг мой набедокурит, будут утверждать, что он специально и осознанно, что это бандит растет, и его нужно срочно изолировать от общества. Дырку на штанах под лупой разглядят, царапину на локте — под микроскопом. Хотя у всех детей бывают и прорехи на одежде, и ссадины. Но мы не жалуемся, не подумайте. Я просто к тому, что хорошо здесь, стесняться никого не нужно и оправдываться постоянно.

По ее словам, самое неприятное с ними происходит в поликлинике. Все понимают, что она имеет право пройти с детьми без очереди, но устраивают такие скандалы, что приходится обращаться к главврачу. Еще в небольших семьях уверены, что многодетные приемные — богачи.

– Даже говорят, что мы детей «набираем» ради пособий. Да уж, «богатые» мы безмерно. Пособие на одного ребенка — 8 тысяч рублей. А ведь все они растут, значит, постоянно одежда нужна, есть хотят — яблоками не прокормишь, необходимо мясо, витамины. Вот, опять… Не жалуюсь я ни в коем случае, просто не знают люди, оттого и домысливают, — собеседница задумывается и добавляет, — А мы кроликов держим.

Хозяйка ведет меня на экскурсию по дому — просторный и светлый, вот уж действительно, для большой семьи. Мальчишечьи и девчоночьи спальни аккуратно прибраны. Приемная мама объясняет: никто не пойдет на улицу, пока не наведет чистоту. На одной из стен — рисунки младших, везде цветы в горшках, цветы в кашпо. Сама Светлана Рустамовна — это заметно — оглядывает дом с гордостью и любовью.

На прощание приглашает приезжать просто в гости, но тут же оговаривается, что их порой трудно застать дома. Только вернулись из Подмосковья — отдыхали там в лагере, который организовал благотворительный фонд «Ключ», построивший этот городок. А в субботу снова тронутся в путь, на этот раз будут участвовать в сплаве по реке Пре.

– Где я могу найти вашу «банду», чтобы сделать снимки?

– Да вон они, возле кристинкиного дома… Да не удивляйтесь уже, семья моей родной дочери тоже тут.

Ватага ребят улыбается и хором здоровается. Наперебой рассказывают, что хотят уже в школу, а сейчас смотрят на воздушные шары (в Рязани проходил Фестиваль воздушных шаров — примеч. авт.) и мечтают тоже полетать.

Из соседнего дома выходит Кристина, предупреждает, что через полчаса ждет всех на ужин, приглашает меня на кухню. Рассказывает, как родилась своя дочка, как взяли первую приемную… Но это уже совсем другая история.

«Лошадь у Введенья в грязи утонула» Далее в рубрике «Лошадь у Введенья в грязи утонула»О чем писали рязанские газеты 100 лет назад Читайте в рубрике «Общество» В десятку!Что показали на презентации Apple и насколько это круто В десятку!

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»