«Музыку к “Священной войне” написал почти мгновенно»
В школьном музее. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»

В школьном музее. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»

Корреспондент РП побывала на малой родине композитора Александра Александрова

12 октября исполняется 87 лет Краснознаменному академическому ансамблю песни и пляски Российской Армии. Первым руководителем ансамбля был автор музыки гимна Российской Федерации, композитор и дирижер Александр Александров. Композитор родился недалеко от Рязани, в селе Плахино, в позапрошлом веке относившемся к Михайловскому району. Корреспондент «Русской планеты» поехала в село и поговорила с его обитателями о легендарном композиторе.

«Родился он не Александровым»

На повороте к плахинской школе № 2, в которой открыт музей Александра Александрова, пошел первый в этом году снег, подул ледяной ветер. Чуть не проехала бюст, отрытый в память композитора в 2003 году: его заслоняли клонящиеся чуть ли не до земли березы. Школа нашлась сразу же, в нескольких десятках метров от бюста. Учебное заведение, построенное в первой половине XX века, удивляет широкими лестничными пролетами с массивными перилами, деревянным настилом полов и «разнокалиберными» классными комнатами. Для фундамента школы при постройке использовались каменные фрагменты Иоанно-Богословской церкви, взорванной в 40-х годах. В музее хранится один такой «булыжник» — часть церковного подоконника, как установили по старинной фотографии.

Татьяна Сошникова — «следопыт», одна из создателей музея, его же руководитель, экскурсовод и преподаватель истории в одном лице. Говорит, что «не совсем местная»: в этом году исполнится «всего лишь» 20 лет, как переехала в Плахино. Устроилась работать в школу, изучила стенды, посвященные деятельности композитора, — они были развешены по стенам в коридоре. Заинтересовала учеников историей родного села, сподвигла их на походы по домам старожилов. С того и началось.

– Я не одна материал собирала, мы вместе с ребятами работу проводили. Просто ходили в гости к нашим пожилым плахинцам — один какой-то интересный факт вспомнит, другой какую-то вещицу для музея подарит. Так что у нас и на экспозицию, посвященную Великой Отечественной войне хватило, и на небольшую этнографическую экспозицию — все же взаимосвязано. А потом и часть ансамбля Российской Армии к нам приезжала — тоже привезли подарки-экспонаты. Это районный отдел культуры инициатором встречи был. Но давайте по порядку, — предлагает Татьяна Ивановна и берет в руки пухлую папку с документами.

Открывает, перелистывает странички-файлы, и... композитор Александров оказывается не Александровым, а Коптеловым. Этот факт подтвержден справкой из Госархива Рязанской области. «В документах Рязанской духовной консистории в метрических книгах с. Плахина Михайловского уезда имеется актовая запись № 37 от 1 апреля 1884 года о рождении Александра. Дата рождения: 1 апреля 1884 года (по Юлианскому календарю). Родители — «села Плахина бессрочноотпускной унтер-офицер Василий Александров Коптелов и законная жена его Анастасия Никитина», значится в выписке.

– Видите, раньше так записывали отчество: «Александров». Мальчик с детства был очень музыкальным и общительным; поет частушку — старики слушают, спрашивают: чей это малец? «Да это Александров», — отвечают соседи. То есть Александров внук. Так и повелось. А когда Александр Васильевич официально стал носить эту фамилию, мы не выяснили.

Фуражка и дирижерская палочка Александра Александрова. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»

– Так Александров — сын офицера? Не церковнослужителей и не крестьян?

– Правильней сказать — из верующих, набожных крестьян. С весны до поздней осени крестьянствовал, на зиму отправлялся в Москву на отхожий промысел — на заработки, если по-современному. Работал в лавке у купца. А насчет родителей-церковнослужителей — правда в том, что они хотели, чтоб сын пошел по этой стезе. И Александр с малолетства пел в храме, который потом взорвали. Сначала начали разбирать — это было в 1937 году — но, видимо, что-то пошло не так, не смогли разобрать старинную кладку, вот и взорвали. А не так давно пол в школе меняли на первом этаже, вскрыли половицы, а под ними — фрагменты стен храма. До наших дней дошла только часть храмового комплекса, да вы должны были видеть — на повороте к школе.

В черном пальто на черном лимузине

Сначала «наставницей» Александра была родная тетя Анна, без которой не обходился ни один местный праздник, потом пение мальчика услышал Петр Александрович Заливухин, приехавший погостить в родное село из Санкт-Петербурга. И уговорил родителей отправить 9-летнего Александра с ним, чтобы талантливый мальчик смог всерьез обучаться «музыкальному делу».

– Александр редко навещал родных: отчасти это объяснялось пошатнувшимся в петербургском климате здоровьем, отчасти — затруднительным материальным положением и напряженной учебой. Здесь, конечно, знали о том, что Александр продолжил учебу, «выбился в люди», что он даже пел в храме Христа Спасителя, что его жизнь складывается более-менее благополучно. Как бы там ни было, он все же не забыл то место, в котором родился и провел детство, потому что приехал в Плахино в самые трудные годы — во время Великой Отечественной, когда людей надо было как-то взбодрить, вселить уверенность в обязательной победе.

Здание школы, в котором выступал Александров в 1943 году. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»

Этот приезд, по словам Татьяны Ивановны, запомнился всем односельчанам, которые оставались в тылу. Тогда уже Александров руководил Ансамблем красноармейской песни и пляски, часть которого объезжала с концертами наши войска, часть приехала в Плахино. Дело было в январе 1942 года.

– Нашему бывшему библиотекарю — его уже нет в живых — Графчикову Сергею Сергеевичу было тогда 9 лет, он хорошо помнил, как ребятам поручили написать большой приветственный плакат. Что-то типа: «Пламенный привет от земляков!». Они выполнили эту работу, а потом бегали по селу, несмотря на мороз, и хвалились перед другими, какое ответственное дело было поручено ребятне. И вот, подъехал автобус с участниками ансамбля и черный лимузин, вышел из него Александров — в кожаном пальто, тоже черном. Его обступили местные мужики, он с ними долго разговаривал, рассказывал о фронтовых делах. Достал папиросы «Казбек», угощал земляков, — рассказывает Сошникова.

Но не все желающие смогли попасть на концерт: многих селян попросту не отпустили с работы, потому что призыв «Все для фронта, все для победы» был не пустым звуком. Кружкова Мария Ивановна, работница плахинской артели вышивальщиц, потом рассказывала, как все женщины упрашивали руководство дать им возможность услышать выступление оркестра.

– А выступали они прямо на этом самом месте, где у нас сейчас портрет Александрова, — уточняет хранительница музея. — Старики говорили так: «Первым делом ансамбль грянул “Вставай, страна огромная”». Именно «грянул», понимаете? Можно себе представить, как звучала эта песня в этом сравнительно небольшом помещении. Песня была написана на третий день войны, уже успела стать популярной в народе. Потом, после концерта, Александр Васильевич заходил к родне, это тоже наши старожилы запомнили. Того дома уже, к сожалению, нет — снесли, он был совсем старый. На месте дома стоит памятный знак.

Вроде бы обычный школьный музей, а дети и взрослые едут и едут сюда на экскурсии. Интересно же посмотреть на дирижерскую палочку — ту самую, которая была в руках Александрова. Или на его военную фуражку, в которой выступал композитор. Или на первые издания его музыкальных композиций, датированные довоенными годами. Имеются тут и инструменты, которые привезли в дар музею сами музыканты военного ансамбля. Подарили и легендарный флагшток, с которым некогда современники Александрова объезжали наши войска в военное время. И — особая гордость музея — хромовые сапоги знаменитого земляка. Стоят за витринным стеклом, словно вчера начищенные.

– Гимнастерка и галифе тоже его?

– Нет, это просто чья-то форма, но тоже участника ансамбля. Мы не стремились приобрести именно его личные вещи, мы хотели передать атмосферу тех лет, чтобы ребята имели представление и о внешнем виде, и о жизни односельчан — наших прабабушек и прадедушек. Да и возможностей особых не было: экспозиции собирали «с миру по нитке». Большинство экспонатов мы получили из рук внука Александра Васильевича — Евгения Владимировича. Он приезжал в день открытия музея и памятного бюста, на 120-летие со дня рождения деда. Зашел к нам еще до официального мероприятия — посмотрел, искренне так сказал, что ему очень понравилась экспозиция. А 3 года назад мы сами к нему в Москву ездили, Евгений Владимирович отдал в дар музею еще фотографии и пластинки.

«Сочинялась очень быстро, на одном вздохе»

Каждый житель села знает, что именно их земляк написал музыку гимна Советского Союза, а теперь и России. Знали и некогда замалчиваемые факты из его личной жизни: к примеру, о том, что еще перед началом войны он полюбил балерину Красноармейского ансамбля Милу Лаврову, которая была моложе Александрова на 36 лет. Что он ушел от законной жены, что в 1939 году родился внебрачный сын. Знали, но, по словам тех же местных жителей, никогда не «вынюхивали» у родственников, что там и как. В войну было не до этого, после нее — не хотели ворошить то, о чем было не принято говорить. Да и как-то наложились события одни на другие: не успела окончиться война, как плахинцы узнали, что знаменитый земляк скоропостижно скончался под Берлином. Перенесший инфаркт композитор, несмотря на запреты врачей, отправился с ансамблем на гастроли. Захотел посмотреть на Рейхстаг, но — не успел, сердце не выдержало.

– Как он писал? Кропотливо работал над каждой композицией или быстро?

– Знаю только, что музыку к «Священной войне» написал почти мгновенно. Его сын, Борис Александрович, вспоминал потом этот эпизод.

«Стихотворение В. И. Лебедева-Кумача было напечатано в газетах на второй день войны. Песня сочинялась очень быстро, на одном вздохе… Помню, как утром 25 июня 41-го отец написал на грифельной доске "Священную войну", тогда было не до того, чтобы расписывать партитуру по голосам. Мы записали мелодию и слова в свои тетради и стали репетировать. Понравилась она сразу, разучили ее быстро и впервые исполнили на Белорусском вокзале…», — свидетельство из воспоминаний Бориса. По его же словам, песню сразу же подхватили бойцы, потом потребовали повторить.

Портрет Александрова. Фото: Екатерина Вулих / «Русская планета»

– Как получилось, что композитор, который был накоротке со Сталиным, генерал-майор, писал духовную музыку?

– Думаю, он не мог без этого. Несмотря на все новые веяния, сохранил набожность, к тому же, был осторожным человеком. Не афишировал тогда все свои произведения. Кстати, почти все его дети и внуки были и остались верующими людьми.

– А все ли настолько «музыкальны», как знаменитый предок?

 По этому вопросу руководитель музея посоветовала обратиться к Татьяне Васильевне Суровой — внучатой племяннице композитора. Татьяна Васильевна — учитель русского языка и литературы в той же школе, в девичестве — Коптелова. Посмеиваясь, признается, что из всей их семьи музыкальный дар был только у ее папы, племянника Александрова, Василия Федоровича Коптелова.

– Папина мама и Александр Васильевич были родными братом и сестрой. Вот у папы был музыкальный дар: как запоет, как начнет плясать, да с выходом — тут же хотелось к нему присоединиться. Родственники звали папу в Москву, но он не поехал, тогда отговорился тем, что родители старенькие уже, не может их оставить. Потом и меня звали в столицу. Я пожила там неделю, и Москва показалась скучной по сравнению с нашим селом. Может, и зря я не переехала тогда, но не всем же быть столичными жителями, значит, и мне не судьба, — легко говорит она.

Узнала о том, что она родственница известного композитора лет в семь. И не слишком поняла, что это значит, «не прочувствовала». В процессе взросления начала осознавать, что музыку к песням, от которых мурашки по коже, создал ее «пра-пра-дядя».

– Такое родство как-то помогло в жизни?

– Конечно, — шутит собеседница, — «по блату» стала пионервожатой в дружине имени Александрова. Это было самое начало моей работы в школе.

– Мне правильно показалось, что на какое-то время имя Александрова было забыло?

– Смотря кем. Да, в стране происходили разные процессы, а в 90-е вообще непонятно что творилось, не до памяти о великих рязанцах было. Но мы всегда помнили. И ребята исследования проводили, и учителя школьникам всегда рассказывали об Александрове, и просто неравнодушные плахинцы всегда старались не пропускать каких-то знаменательных дат, связанных с композитором. Да и в будущем, думаю... что бы ни случилось, мы будем всегда чтить его имя, — пообещала Татьяна Васильевна.

На обратном пути снег кончился, немного потеплело. Постояла у бюста знаменитого композитора, представила, как его песня «Вставай, страна огромная» звучит морозным утром перед солдатами, отъезжающими на фронт. И пожалела, что не догадалась привезти цветы.

«К настоящей вещи нужно прикоснуться» Далее в рубрике «К настоящей вещи нужно прикоснуться»Что находят на рязанском «блошином» рынке коллекционеры, сотрудники музеев и известные в городе рукодельницы Читайте в рубрике «Общество» Специалисты со школьной скамьи!В Москве прошла пресс-конференция «Школа новых технологий: развивая инженерное направление» Специалисты со школьной скамьи!

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»